illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Categories:

Южные Курилы и арамиды компании Teijin



Удар по «Иркуту» отдалил Токио от Курил

Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Американские санкции давно уже стали частью экономической реальности
России, тем не менее, запрет на поставку продукции компаний Hexcel (США)
и Teijin (Япония) нанес тяжелейший удар по авиационным амбициям Москвы.
Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) в этой связи заявила,
что приняла меры по преодолению зависимости от уникального импорта.
Более того, работы по замещению ведутся уже несколько лет силами Росатома, ВИАМ
(Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов)
и несколькими частными фирмами.




Параллельно напрашивается вопрос: а где Роснано, которое хвалилось своими
углеродным волокнами? Если зайти на сайт этой компании, то, оказывается, с 2009 года в рамках
портфельного стартапа «Препрег-СКМ» ведутся работы по созданию «нанонаполненных
и наномодифицированных препрегов на основе углеродных волокон», которые
будут применяться для создания «корпусов летательных аппаратов».

И почему глава России Путин не вызвал на «ковер» Чубайса
с вопросом: «Почему нет материалов для МС-21?». Неужели поднять
пенсионный возраст целому народу нашему президенту проще и легче, чем
прижать к стеночке «самого эффективного менеджера России»?

Да, есть сигналы, что технологические компетенции российских
компаний и впрямь позволят справиться с возникшими трудностями, правда,
для этого потребуется время, возможно, очень длительное. Но если Россия
в короткий срок сможет воссоздать аналоги выпускаемых Hexcel связующего
клея Solvay CYCOM 7720 и эпоксидной смолы PRISM EP2400, которые (если верить Джеффу Слоуну,
главному редактору авторитетного специализированного издания в области
композитов CompositesWorl) используются компанией АО «Аэрокомпозит» для
изготовления крыла МС-21, то с армирующими волокнами UD IMS65 компании
Teijin (со столетней инженерной школой — авт.) всё сложнее.

Даже американцы заказывают армирующие волокна для своей аэрокосмической
промышленности у японцев, которые контролируют половину мирового рынка
арамидов — высокопрочных химических волокон. С трудом верится, что
Россия сможет в короткие сроки создать на своей территории аналог
производства Teijin. Это плохая для российского самолетостроения
новость.

В этой связи обращают на себя внимание два
обстоятельства, вроде бы, не связанные с санкциями, но подтверждающие
очевидную болезненность удара по МС-21. Сначала стало известно о запрете
поставок композита, а затем МИД РФ решительно опроверг возможность
передачи островов Хабомаи и Шикотан на предлагаемых Токио условиях.

Вряд ли
политическое руководство Японии не понимало, введя санкции против
«Аэрокомпозита», что вступило на стороне США в экономическую войну
против России. Логично, что Кремль отреагировал моментально: «спорные
территории», которые, казалось бы, начали дрейф в сторону Токио,
изменили направление движения. У Москвы появились железобетонные
аргументы твердо отказать Токио в этом вопросе. Пожалуй, это первая
хорошая новость в данной истории. Заигрывание с самураями в попытке
получить новые западные технологии однозначно провалилось. Видимо,
американцы так напугали японцев, что те запросто сдают свои национальные
интересы в угоду заокеанской корпорации Boeing.

В то же время
Джефф Слоун, еще год назад дал высокую оценку нашим специалистам. По его
словам, мировая аэрокомпозитная промышленность на примере разработки
МС-21 получает представление о том, как неавтоклавные технологии могут
быть применены к основным авиационным конструкциям. Де-факто, речь идет
о разработках, которые могут иметь глобальный эффект. Как говорится:
одна голова хорошо, а три — русская, американская и японская — просто
замечательно.

Это не является громкой
фигурой речи: мир и в самом деле мог вступить в эру доступных
высокопрочных композитов. Неавтоклавные технологии позволяют не только
выпускать дешевые и экономичные самолеты, но массово производить легкие
и прочные автомобили, катера и так далее. Теперь, судя по всему, на этом
плодотворном сотрудничестве между российскими, американскими
и японскими специалистами поставлен жирный крест.

ОАК, начиная
в 2009 году программу «Иркут-21», решила не опираться на традиционную
технологию «препрег/ автоклав», и приступила к разработке неавтоклавного
способа производства гигантской детали, каким является крыло самолета.
Как пишет Джефф Слоун, специалисты «Аэрокомпозита» обратились за помощью
и консультациями не только к американской компании Solvay Composite
Materials (которая подбирала материалы для крыла), но и Diamond Aircraft
(Австрия), Torres de Elorz (Испания), Stevik (Франция). Но основную
работу сделали российские инженеры, которые столкнулись с множеством
тяжелейших проблем. Но на удивление западного научного сообщества наши
специалисты смогли их преодолеть, хотя и с помощью американских
и японских материалов.

Другими словами, в России созданы новые
технологии, тогда как аэрокомпозиты для Boeing 787, Airbus A350 XWB
и предстоящего Boeing 777X (предполагаемый год выпуска 2020 — авт.)
оснащены основными деталями, изготовленными с использованием препрегов
(композитных полуфабрикатов) из углеродного волокна в массивных
автоклавах. Отметим, что хотя речь идет об устаревшем и достаточно
трудоемком производственном процессе, американцы не спешат отказываться
от наработанного десятилетиями опыта, обогащенного «горами»
исследовательского материала. В итоге они изготавливают большие
композитные изделия, включая крылья, со стремящимися к нулю пустотами.

Но это
вчерашний день. Уже сегодня большие временные затраты, характерные для
технологии «препрег/ автоклав» сдерживают темпы выпуска новых самолетов
Boeing. Другое дело — быстрая автоматизированная вакуумная инфузия,
которая хоть и не нова для изготовления композитов, но почти
не используется в коммерческих аэроструктурах. Пожалуй, только компания
Bombardier производит крылья для самолетов Bombardier CSeries методом
впрыскивания смолы на сухие углеродные армирующие волокна. Впрочем,
и здесь частично используется автоклав.

А вот в России освоили полностью неавтоклавные технологии, что
делает самолет МС-21 поистине уникальным в индустрии аэрокомпозитов.
Правда, из-за санкций Вашингтона воспользоваться в коммерческих целях
этим достижением ОАК придется не скоро.

Но что удивительно: американцы нанесли мощнейший и коварный удар по «Иркуту» только после
того, как управляющий директор «ОДК-Пермские моторы» Сергей Попов сообщил,
что корпорация «Иркут» должна получит две основные двигательные
установки ПД-14, а также еще одну резервную. Более того, они должны быть
установлены на МС-21 до конца второго квартала 2019 года, после чего
начнется тестирование перспективного отечественного самолета уже
с российскими двигателями.

Значит, к этой информации за океаном
отнеслись предельно серьезно. Судя по всему, в Вашингтоне хорошо
осведомлены (возможно, и по каналам промышленного шпионажа), что «Иркут»
выходит на предпроизводственную стадию. Во всяком случае, должны быть
очень веские аргументы, что поставить под сомнение плодотворное
научно-техническое сотрудничество между «Аэрокомпозитом» и Solvay
Composite Materials, от которого в большем выигрыше были американцы,
наблюдающие за успехами русской программы неавтоклавных технологий.
Причем, из первого ряда.

Таким образом, можно вздохнуть
с облегчением: двигатель ПД-14 состоялся, хотя и не исключены его
доработки. Это, без всякого сомнения, есть вторая хорошая новость.
В конце концов, МС-21 может взлететь и с алюминиевым крылом (как вариант
«Б», если импортозамещение материалов застопорится). Но ясно и другое:
реализация программы «Иркут» с композитным крылом, безусловно, сдвинута
вправо, причем на очень длительный срок.






Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments