illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Category:

Белорусский ультиматум


Материал комментируют:
Александр Зимовский

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (Фото: Екатерина Штукина/ТАСС)
Вначале процитируем самого Александра Лукашенко.
«Смею точно сказать, что для нашей страны, для нашего народа не только
2019-й, но и 2020 год будет непростым. Это непростые годы, потому что,
скажу откровенно, в эти два года нас будут очень сильно „пробовать
на зуб“ на предмет того, достойны ли мы, если конкретизировать, той
независимости, о которой мы всегда и везде говорим». Кто будет
«пробовать», Александр Григорьевич не конкретизирует, но ясно дает
понять, что опасается давления именно со стороны Кремля. Неслучайно, что
именно сегодня появилось сообщение о том, что партия «Белорусский
народный фронт» (БНФ) призвала власти страны ограничить трансляцию
российских телеканалов и заменить их программами собственного
производства, а жителей Белоруссии — пользоваться белорусским языком
и совершенствовать его. В общем, — максимально отгородиться от России.

К этой песенке Минск прибегает всякий раз, когда не получает что-то
из выбиваемого из Москвы. Но сейчас, похоже, Лукашенко не просто
изобразил очередную «обидку», а выстраивает целую стратегию внутри самой
Белоруссии, цель которой — настроить народ на грядущие тяжелые времена.
И, как следствие, сплотиться вокруг своего президента именно на период
до 2020 года — когда заканчивается срок его пятого президентского срока.
Готовится, надо полагать, заранее и на шестой срок. Страна в опасности,
ее независимость под угрозой и спасти ее может только он, всенародно
любимый Бацька. «Я абсолютно убежден, что мы найдем достойный ответ», —
резюмирует свой посыл нации Лукашенко, как будто произносит речь перед
началом решающей битвы.

Нужно еще обратить внимание на саму риторику последних заявлений
Александра Лукашенко, который нет-нет да и показывает уже свой «зубок».
Не добившись с наскока от Москвы соглашения по компенсациям за налоговый
маневр в нефтяной сфере, он тут же предупредил Россию о возможных
негативных последствиях. Сделав экивок, который можно истолковать
по-разному, со словами о том, что отсутствие договоренностей по этому
вопросу не станет для Белоруссии катастрофой, он добавил, что если
Москва выберет такой путь, «сопряженный с потерей союзника на западном
направлении», это будет ее выбор. По большому счету — это банальный
шантаж разрывом партнерских отношений, имеющих сходный интерес. Нет
союзника — нет и Союзного государства России и Белоруссии.

В Минске сейчас очень модным стало слово «ультиматум». «Ультиматум Путина»,
«ультиматум Медведева».
Сам президент Лукашенко утверждает, что Москва ему поставила
ультиматум, предложив поддержку белорусской экономики в ответ на такую
интеграцию, к которой Минск не готов. Лукашенко лукавит, когда говорит
об исполнении Договора о создании Союзного государства «шаг за шагом».
Не нужен ему этот союз, ему нужны углеводороды, причем много
и практически даром. Не получая их Александр Григорьевич начинает
жалиться: «Россия нас обижает, не уважает нашу независимость, принуждает
к интеграции, а мы хоть и маленькие, но гордые».

Украина до 2014 года тоже требовала от России низких тарифных ставок за нефть и газ,
и получала их. Москва поглаживала Киев по холке, можно сказать кормила
с руки, надеялась приручить и сделать другом. Но как в известной
присказке: «Сколько волка не корми, а он все равно в лес смотрит». Порошенко
так и вовсе повернулся к западной миске, а в нападках на Россию видит
оправдание откровенного обнищания своей страны. Вероятно, что в том
числе и поэтому сейчас Кремль старается сделать «поводок» в отношениях
с Минском более коротким, а потому заставляет поголодать, намекая, что
корм будет лишь после выполнения команды. Это, конечно образно, но тем
не менее, политика Москвы действительно стало немного жестче, правда,
без видимого давления, в надежде, что Минск сам со временем упадет
к ногам, останется только подобрать созревший плод. «Интегрируемся —
будет газ по одной цене», — такое выставлено сейчас условие.

Бацька всячески противится — не нравится ему такой расклад. Входить
в состав РФ на правах субъекта федерации ему явно не хочется, поэтому
он неслучайно неустанно говорит о независимости, которую пытается
отобрать Россия. При этом понимает, что белорусское государство лишится
сверхприбылей, которые сегодня имеет благодаря получению российской
нефти на особых «союзных» условиях, без 30-процентной экспортной
пошлины. По словам самого Лукашенко, до 2024 года «нефтяные» потери
Белоруссии могут достигнуть 10,8 миллиардов долларов, а это серьезный
удар для экономики страны. Не хочется ему терять и различные субсидии
от России — в форме дешевого газа, беспошлинной нефти, открытого
российского рынка, вооружений и кредитов, сумма которых, по оценкам
экспертов МВФ, ежегодно составляет около 10 миллиардов долларов.

— Перед Александром Лукашенко стоит сейчас непростой выбор и, похоже,
настраиваясь на то, что его будут в течение двух лет «пробовать на зуб»,
он попытается как обычно маневрировать, — считает политолог Александр Зимовский.
— И на предложение об интеграции не пойдет, и продолжит выпрашивать
всевозможные субсидии и пошлинные уступки от Москвы. В общем, все как
обычно. Тут еще надо понимать, что и в самой Белоруссии, при всей
лояльности к России, готовность стать одним государством совсем
не велика, как это было еще, скажем, лет десять назад. Дружить — да,
сотрудничать — тоже однозначно да, а вот объединяться никто особо
не хочет. Тут даже оппозиция сменила гнев на милость и всячески
поддерживает Батьку в противостоянии с Москвой. И у него, действительно,
в 2020 году истекает срок президентских полномочий, а в шестой раз
стать главой государства при интеграции уже точно не получится.
Да и Путин, который, как действующий до 2024 года президент России,
теоретически может возглавить на этот период объединенное государство,
вряд ли оставит его на белорусском «хозяйстве». Тем более, что и сам
Лукашенко был бы не прочь «порулить» большой страной.

В общем, на объединение Лукашенко точно не решится, тем более, что
и сам заявил на днях, что по итогам переговоров с Путиным вопрос
об объединении снят с повестки дня. Правда, при этом не отказался
от дальнейшего «союзного строительства», напротив, высказался
за выполнение отдельных положений союзного договора. Такая своеобразная
игра: кто кого перехитрит.

А что Путин? Есть ли в нынешнем
давлении на объединение с Белоруссией у него свой резон? На предмет
того, чтобы самому возглавить новое государство? Согласно Конституции
РФ, срок президентства в России — шесть лет. Путину сейчас 66 лет
и в следующий раз он сможет побороться за президентское кресло лишь
в 2030 году (пропустив выборы-2024), когда ему исполнится 76 лет.
Есть ли смысл? Вероятно, что нынешний срок нахождения у власти станет
для него последним. Как настоящий разведчик он знает прописную истину,
что нужно уйти вовремя и желательно незаметно, поэтому не станет
переписывать «под себя» Конституцию. А вот сохранить себя в качестве
«почетного президента» объединенной страны теоретически может
попробовать. Правда, сам Путин предпосылок к подобному шагу
не выказывает, хотя именно сейчас пытается активизировать процесс
интеграции. Может быть ждет, когда уйдет Лукашенко, и тогда у него
не будет конкурента среди белорусского электората?


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments