illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Categories:

Разговор в эфире

18 ноября 2018

Ситуация в Великобритании складывается таким образом, что в стране в итоге может состояться ещё один референдум о том, выходить ли ей из состава ЕС или нет, полагает ведущий Fox News и экс-советник британского премьера Дэвида Кэмерона Стив Хилтон. Как подчеркивает Хилтон, такая инициатива станет «оскорблением» для британского народа.

А со мной на связь сейчас выходит бывший старший советник премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и ведущий нашей передачи The Next Revolution Стив Хилтон. Стив, приятно вас снова видеть!

СТИВ ХИЛТОН, бывший старший советник Дэвида Кэмерона: Привет, Триш! Аналогично.
Так как же теперь будет развиваться ситуация в вашей родной стране?
СТИВ ХИЛТОН: Ох, бардак там сейчас страшнейший. Ну а первородный грех всего периода после брексита заключается в том, что главным сделали человека, выступавшего против брексита — Терезу Мэй: она выступала против этой инициативы, она не верит в её пользу, а правительство под её началом на деле управляется группой чиновников из истеблишмента, также протестующего против брексита. Они воспринимают его как проблему, не как возможность, которой нужно воспользоваться, а как катастрофу, последствия которой необходимо свести к минимуму. По этой причине они потратили две недели — на мой взгляд, впустую — на попытки договориться с ЕС, тогда как у ЕС есть все причины попытаться наказать Великобританию в качестве меры сдерживания, дабы другим странам не захотелось сделать то же самое.
А следовало им с самого начала заявить о том, что страна проголосовала за выход из Евросоюза, поэтому надо уже переходить к действиям и сделать шаги, благодаря которым Великобритания станет привлекательной для инвестиций и размещения предприятий: снизить налоги на предприятия, убрать бюрократические препоны — в общем, по сути, то, что сделал два года назад в этой стране Президент Трамп.
Тут ситуация как с медицинским пластырем, так? То есть, его надо отрывать сразу, резким
движением, а если его дёргать по чуть-чуть, станет немного больнее. Ну а они, по сути, именно это уже два года делают, и это при том, что над всем этим шефствует женщина, которая, по вашим словам, никогда и не выступала полностью за брексит. А кроме того, она исполнила тот номер с чечёткой. Как думаете, лишится она в итоге своего поста или вы считаете, что она сможет удержаться? Ведь получается, что недовольны вообще все.
СТИВ ХИЛТОН: Да, недовольны все, а сверх того — и это меня беспокоит — никто не хочет договариваться о каком бы то ни было альтернативном варианте ни в плане политического курса, ни в плане лидера. Поэтому она до сих пор на месте несмотря на то, что её решения всех разочаровали — люди просто не могут прийти ни к какому другому консенсусу. Так что вероятность того, что Мэй всё-таки останется на плаву, есть, хотя это и будет совершенно неудовлетворительным итогом, поскольку ничего другого никто придумать не может. А вот что нам действительно нужно, так это смелый лидер, который скажет: «Так это же замечательный шанс для нас, вперёд!».
Есть идеи о том, кто это мог быть?
СТИВ ХИЛТОН: Боюсь, что пока на горизонте никого не видно — подкачали тут все, и это очень досадно, ведь брексит должен было стать крайне положительным фактором для Великобритании.
Так что же получается, всё так и будет продвигаться дальше, ни шатко ни валко? К какому-то итогу придут или нет? В каком направлении будет идти движение в течение нескольких ближайших недель, как считаете? Время-то на исходе.
СТИВ ХИЛТОН: Если говорить о ближайших неделях или даже месяцах, думаю, вот такое бесцельное мотание и является самым вероятным вариантом. На данный момент, существует одна крайняя дата — 29 марта, официальный день выхода страны из ЕС, поэтому сейчас так и стараются достичь какого-то соглашения. Но вы знаете каковы из себя чиновники — они из любой ситуации выкрутятся, так что есть и вариант, что эту дату сдвинут.
Как мне кажется, среди вариантов, которые становятся всё более вероятными — как бы ни трудно было в это поверить — фигурирует второй референдум. То есть, заявят что-то вроде: «Так, пойти этим путём мы попытались — и ничего не вышло, так нам всё-таки надо выходить из ЕС или нет? А если нет, какой у нас есть выбор?».
Думаю, народ опять скажет «да». Ну, вы же понимаете, да?
СТИВ ХИЛТОН: Конечно! И это ведь такое оскорбление по отношению к народу, когда ему заявляют: «Слушайте, вы проголосовали за выход, но исход у нас получился неправильный — а проголосуйте-ка ещё разок!».
Точно, будто они не доверяют избирателям. Напоминает ситуацию во Флориде и Джорджии и все подобные истории, которые мы видим здесь, у нас. Правда ведь?
СТИВ ХИЛТОН: Да, тут такое часто бывает. Именно так.
Можно ли извлечь из этого фиаско какой-то урок?
СТИВ ХИЛТОН: Вообще, вы ведь начали разговор с того, что затронули тему иммиграции — а это ведь был один из главных движущих факторов для кампании за брексит: мысль о том, чтобы вернуть себе контроль за границами страны. И вот как раз поэтому президент и его администрация поступают абсолютно правильно, уделяя этой проблеме такое внимание. Как вы чуть раньше отметили, его критики утверждают, что это, мол, просто политический трюк, и он пытается заработать себе политический капитал. Но это не так, речь идёт о реальной и серьёзной проблеме, и мораль тут в том, что если иммиграцию не контролировать, людям это очень сильно надоедает, что влечёт самые разные отрицательные последствия. Гораздо лучше иметь контролируемую систему, которая действительно позволяет сохранять порядок в этом процессе. Этого и пытается добиться президент, и он абсолютно прав.
Большое спасибо, Стив!
Дата выхода в эфир 15 ноября 2018 года.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments