illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Быть русским

Оригинал взят у black_i_alex в Быть русским
Быть русским- это очень больно. Особенность такая национальная- всю боль мира пропускать через свое сердце и бросаться на помощь попавшим в беду, не раздумывая, любая несправедливость терзает русскую душу днем и ночью. Такие мы уродились на этой грешной земле.

И четверть века нас успешно лечат от этой «болезни». Подходящих средств нашлось немало. Самое действенное- это СМИ. Посмотрит человек телевизор: там кого-то убили, тут взорвалось что-то, где-то война, где-то теракт. Больно? Поначалу. Потом привыкаешь. Сделать-то все равно ничего не можешь. Толерантность вырабатывается. Равнодушие то есть. Такое оружие массового поражения. К счастью, действует не на всех. Неравнодушные есть, и их немало. Значит, есть и надежда. Ещё есть.

Быть русским- это очень стыдно. Так стыдно, что глаза порой поднять трудно. Недавно испытал этот стыд в полной мере. Спорил в сети со свидомым, думающим свидомым. Бывают. И один его вопрос поставил в тупик, ибо возразить по существу нечего.

Вопрос был такой: «Если вы русские своих не бросаете, то почему ваш Путин не вызвал к себе какого-нибудь олигарха и не спросил, не собирается ли тот в ближайшее время купить яхту? А если собирается, то попросить его купить яхту хоть на один метр покороче, а на сэкономленные деньги выкупить русских из украинского плена и разыскать уцелевших из числа пропавших без вести».

Вы знаете ответ на этот вопрос? Я нет.

В самом деле:
1000$*1500=1.500.000$,
2000$*1800=3.600.000$,
1.500.000$+3.600.000$= 5.100.000$.

Что означают эти цифры, чуть позже. Пока же вышло, что на заявленные цели достаточно каких-то пяти миллионов долларов. Цена яхты- сотни миллионов долларов. Понятно, что размер имеет значение, но пара метров длины на репутации не скажется, а искренние молитвы десятка тысяч людей на долгие годы такому русскому патриоту-олигарху были бы гарантированы.

Десять тысяч благодарных- это 1500 военнопленных, 1800 пропавших без вести на Украине граждан РФ и их родные и близкие. 1000$- цена включения военнопленного в список на обмен. Такса твердая, спросите у тех, кто с этим сталкивался в кабинете очаровательной донецкой омбудсменши. Может, и подросли аппетиты, не в курсе. А 2000$- цифра взята с потолка, простите,  так оценочно, не судите строго. Но по первому пункту сомнений нет- полутора миллионов за глаза хватило бы.

Особенно дотошный читатель может, конечно, возразить, мол, разве не из-за того был прекращен обмен пленными, что Украина не смогла найти сотню с лишним из заявленных восьмисот с чем-то военнопленных, из-за чего упомянутые омбудсменши и покинули минские переговоры?

То есть, не 1500, а вдвое меньше? Что ж, смотрите выше. 1000$- это много или мало? Для кого-то это миллиметр длины яхты, для кого-то пенсия за два года. Так и вышло, что только половина тех, кто в плену, очутилась в списках на обмен.

И вот, даже для этих шестисот с небольшим человек надежда на скорую свободу была отложена на неопределенное время. Если вас еще не вылечили от способности воспринимать чужую боль, то можете себе представить состояние этих людей? Учитывая, что в плен попадают раненые, часто тяжело, те, которым срочно необходима качественная медицинская помощь, чтоб не остаться навек инвалидом и даже просто остаться в живых.

Сейчас в Киеве в больнице лежит военнопленный Алексей Седиков, один из тех, кто мог бы уже быть дома. Угроза гангрены не исчезла, хотя первую партию лекарств добрые люди отправили. Ногу можно спасти, еще можно. Вот кому бы пригодился олигарх-патриот, но не нашлось. Нашлись бабушки, решившие чуть меньше съесть хлеба в этом месяце, но парню на лекарства отправить.

Седиков2


И таких сотни! Цена одной сгоряча захлопнутой двери.

И все же для этих людей надежда осталась. Если не на Минск, так на то, что совместными усилиями неравнодушных людей с  обоих сторон удастся сделать то, что никак не могут сделать омбудсменши. 31 июля состоялась организованная Союзом военнопленных и политзаключенных Донбасса со стороны ЛДНР и Викторией Шиловой со стороны Украины скайп-конференция родственников пленных. Будем надеяться, что простые люди смогут понять друг друга лучше политиков.

Есть и ещё одна забытая всеми категория людей, пострадавших от войны. У них с надеждой совсем туго. И помощь к ним и их семьям приходит очень-очень редко. Я имею в виду тех, кто в Русскую весну бросил все: работу, дом, семью, чтобы защитить от пуль и снарядов дончан. Они не стояли за спинами, они стояли, прикрывая мирных своей спиной.

Стояли и попали. В подвалы, в СИЗО, на зоны Донбасса. Кто-то оплошал, у кого-то сдали нервы, кто-то же просто перешел кому-то дорогу, помешал делать бизнес на войне. Многие освободились. Как? Тем же способом, что и везде. Остались в основном самые честные, те, кто не пытался нажиться на войне. Ну а если принять во внимание, что большая часть судей, прокуроров, адвокатов переживала жаркое лето четырнадцатого подальше от Донбасса и вернулась после минских заморозков, то надеяться на сочувствие и милосердие нашим героям не приходится, что и подтверждается дикими сроками, щедро раздаваемыми донецкой Фемидой.

Примеры? Сколько угодно! Только прежде необходимо сделать заявление: никто из этих людей не просил меня писать этот пост. Почему это важно? Потому, что прошедшей зимой один из приближенных к власти «героев войны» написал, что заступаясь за этих людей, мы только увеличиваем им срок и усложняем им жизнь, не забыв упомянуть и о том, что в УК ДНР есть и вышка.

Не русский ты, понимаешь, хоть и имя русское. Потому и позывной у тебя нерусский. Ибо не ведаешь ты ни о справедливости, ни тем более о милосердии. А без этого русским быть невозможно. Можно быть тувинцем, калмыком, евреем... и в то же время быть русским. В 14-м, как  и  в 41-м, русскими были все, кто встал за братьев и сестер, за матерей и детей Донбасса. Сейчас многих оттолерантили, испугавшись вырвавшегося на волю русского духа. Одни ушли в небеса, другие- в подвалы, третьи просто замолчали в отчаянии.

Итак, примеры.

Дончане, помните «Варгана» (Орчикова Олега Александровича)?




Этот человек с неуемной энергией из вчерашних работяг и студентов, подчас никогда в жизни не державших в руках оружия, смог создать полноценный батальон, стоявший насмерть на самых страшных участках фронта той войны. Пожизненное! Не будем сейчас вдаваться в детали и оспаривать решение суда. Когда-нибудь будет другой суд, верю, не век же быть республикам непризнанными огрызками Донбасса.

Скажите, дончане, вы благодарны ему за спасенный город? Если да, то почему никто не помог его семье? У него пятеро детей, скоро будет внук. Семье кое-как хватает на еду, а вот на обувь детям не хватает. Растут же. Не слышали о бедственном положении его семьи? Немудрено, на Донбассе не принято жаловаться, сами знаете.

Торез. Город, который война почти не коснулась. Может, просто не успела, но все же признайте, что в этом немалая заслуга замечательного человека, без раздумий рванувшего из Сибири в родной Торез. Это «Жук» (Устьянцев Владимир Викторович).



Он стал комендантом Тореза жарким летом 14-го, В Сибири строил дома, на Донбассе- укрепления. В свой карман не тянул ничего, оттого и не откупился. Срок- 21 год. Мечтает о штрафбате. Боязно за него. Создадут штрафбат и отправят с саперной лопатой на танки. Могут? Знаем, могут.

Примеров можно привести много, очень много. Ребят из России там тысяча минимум. Тысячи местных. Никого их судьба не волнует, кроме родных. Да и родные многие опустили руки. Даже посылку из Сибири на Донбасс отправить непросто, не говоря уж о том, чтобы доехать. Забыли друзья-однополчане, у всех свои проблемы. И у РФ свои проблемы: санкции-манкции, то-сё. Экстрадиция? Как бы невозможно, то ли опыта такого массового этапирования  нет, то ли правовой механизм неясен. Отмазку найти несложно, коли нет желания проблемой заниматься всерьез.

Вот и сидят они годами, ожидая приговора в СИЗО, не имея ни приличной одежды, ни обуви, даже «сланцы» делали из пластиковых баллонов. Не пробовали так походить? Не пробуйте! Сидят в сырых подвалах, в духоте, потому что приличные камеры- для украинских военнопленных.

Вот такие дела печальные. Зачем я вам это рассказал? Разумеется, не для того, чтоб вы не спали по ночам. Помните, как нас при помощи СМИ отучают быть русскими? Тем, что видишь беду и не можешь помочь. И с каждым разом желание помочь становится все тише, пока душа не очерствеет вконец.

Если у вас возникло такое желание, то не стесняйтесь его, торопитесь, пока сердцем живы.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Помочь Алексею Седикову можно так:
карта Сбербанка России 4276 8520 2764 9642 Светлана Анатольевна А.
Сюда же можно отправить перевод сидельцам донецкого СИЗО.
Дойдет, а ребята разделят по-братски, тем и выжили.
Если кому-то конкретно, то пишите в личку- способ придумаем.

Помочь семье Орчикова можно так:
карта Сбербанка России 4276 8770 1742 5711 Елена Орчикова.

Помочь Устьянцеву можно так:
6390 0218 9030 3814 24 Устьянцева Светлана Борисовна

Хотели бы помочь, да нечем? Лайк, репост- уже помощь.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments