illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Category:

Атеизм и феномен бессознательного. Часть 2.

Есть основания считать что Маркс был интуитивным интровертом. В описании интровертного интуитивного типа я буду опираться на К.Г.Юнга. [1]

В интровертной установке интуиция направляется на внутренние объекты, являющиеся элементами бессознательного. Эти внутренние объекты относятся к сознанию совершенно аналогично внешним объектам, хотя имеют не физическую, а психологическую реальность. С узко-практической точки зрения об интуитивном интроверте можно сказать, что «действительность не существует для него, он предаётся бесплодным грёзам»1. Интровертная интуиция через восприятие внутренних процессов выявляет определённые данные, которые могут иметь выдающееся значение для понимания общего развития; она может даже с большей, или меньшей отчётливостью предвидеть новые возможности, а также и то, что впоследствии действительно наступает. Наряду с этим интровертный интуитивный тип обнаруживает удивительное безразличие к внутренним объектам.2 Он видит в них лишь чистые возможности. Для него мир образов является по преимуществу проблемой эстетической и лишь в малой степени проблемой нравственной. Но если этот тип обнаруживает в себе усиленную способность к суждению, он постигает нравственный аспект проблемы, вступая в отношение к своему видению, и тогда он приходит к вопросу: какое это имеет значение для меня и мира, и что из этого следует для меня или для мира? Нравственный интуитивный тип заботится о возможных моральных воздействиях, вытекающих из их содержательных значений. Впрочем, его нравственная попытка оказывается односторонней: он делает себя и свою жизнь символической хотя и приспособленной к существующей фактической действительности. Так он лишает себя способности воздействовать на неё, ибо остаётся непонятым. Язык его не тот, на котором говорят все, он слишком субъективен3. Его аргументации недостаёт рациональности.4 Он может лишь исповедовать, или возвещать. Он — глас вопиющего в пустыне5. Израиль не имел бы своих пророков, если бы не было этого типа.

220px-KarlMarx3

«Манифест коммунистической партии», изданный Марксом и Энгельсом в 1848 году, именно эмоционально «возвещает» о начале новой коммунистической эры, которая должна впредь проходить под знаком нарастающей, но пока ещё «прикрытой гражданской войны» пролетариата с буржуазией внутри существующего общества вплоть до перехода этой войны в «открытую революцию», когда «пролетариат основывает своё господство посредством насильственного ниспровержения буржуазии". «Манифест» - это призыв к объединению пролетариев, манифестация международного коммунистического движения и... пророчество. Это весьма иррациональный документ. Ожидания Маркса в конечном счёте не осуществились. Маркс считал, что классовые противоречия между пролетариатом и буржуазией будут лишь нарастать, что развитые капиталистические государства фатально обречены на революцию, — но время показало, что все сколько-нибудь значимые революции произошли лишь в экономически неразвитых странах, переживающих процесс перехода от феодальных отношений к капиталистическим. После Второй мировой войны многие «революции» были импортированы и осуществлены уже под патронажем Советского Союза. Природа таких «революций» была обусловлена геополитической борьбой между СССР и Западом и поэтому выходит за пределы марксистской теории. Революционная идеология послужила инструментом геополитики.6 В развитых капиталистических странах Запада появился финансовый капитал, который со временем не только в значительной степени купировал промышленные кризисы, но и породил постиндустриальное западное общество, в котором классу пролетариев фактически нет места, если не считать пролетариатом поток Gasterarbeitern из стран третьего мира, наводняющих сегодня развитые страны Запада. Сегодня мы имеем очередной кризис капитализма, глобальный. Но соответствующее этому кризису противостояние корректно описывать не в идеологических категориях противостояния пролетариата и буржуазии, а в геополитических. Как и прежде тёмным силам Запада противостоит православная Россия.

Теория Маркса о классовой борьбе оказалась неверной, теория коммунизма — несостоятельной.7 Говорят, Гейне, посещавший семью Марксов, и отдававший дань тонкому уму Женни Маркс, не любил иронии Маркса. Следует хорошо присмотреться к человеку, сказавшему, что «теория, овладевающая умами масс, становится материальной силой»8. Теория заключает в себе смысл. За теорию не голосуют большинством, её не доказывают «материальной силой». Что-то не так в этом марксовском афоризме. Впрочем, если вместо слова «теория» подставить слово «идеология», то фраза становится внятной. Идеология по Марксу — это ложное сознание, выражающее специфические интересы определённого класса, выдавая их за интересы всего общества. Буржуазной идеологии Маркс противопоставил свёрстанную коммунистами идеологию пролетариата. Как говорится, клин — клином вышибают. По мнению Маркса, по мере перехода к бесклассовому коммунистическому обществу пролетарская идеология должна отмереть сама собой, как и всякая идеология вообще. Всё это весьма занятно, и в какой-то степени напоминает описание алхимической реакции, в процессе которой какие-то вещества растворяются, а какие-то сущности обретают формы. Всё столь же туманно, сколь условно, притом что призрак бесклассового коммунистического общества так же твёрдо утверждается в качестве доминанты в воображении революционера , как и философский камень в воображении алхимика. Образ алхимика, или мага совсем не чужд человеку, который сказал: «Современное буржуазное общество <...>, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями9 Мифологический язык Маркса является естественным языком интуитивного интроверта, обращённого внутрь себя к тем «волшебным» образам, которые всплывают из глубин «подземного» мира его коллективного бессознательного, вызванные «заклинаниями» его интуиции. В Марксе угадывается магическая личность, которая посредством «теории» овладевает «умами масс» и тем обретает «материальную силу» для обуздания «подземных сил». Заколдовывая теорией, Маркс расколдовывает «умы масс» от заклятия «буржуазной идеологией», освобождая пролетариат от власти могущественных «волшебников-буржуа». Перед нами миф о герое в его чистом виде, причём герой выступает в роли мага... Увы, отрицание мифа не избавляет от судьбы следовать ему бессознательно.

_thumb

Существует множество вариантов мифа герое, разнящихся деталями, но в основе любого из них лежит сюжет о герое, который освобождает прекрасную пленницу из-под власти чудовища. Архетипически это чудовище — дракон, или, если архетипические и личностные черты смешаны, - ведьма, колдун, злобный отец или злобная мать. В конце пленница всегда выходит замуж за героя: союз с ней является непременным исходом сражения с драконом. Миф о герое составляет часть культового прототипа древних мифов и ритуалов плодородия, лежащих в основе всех празднеств весны и нового года. Победа над чудовищами и врагами является условием триумфального союза юного героя-царя с Богиней Землей, которая магически возвращает плодородие года. Сражение героя с драконом и его победа над ним означает символическое преодоление Ужасной Матери, обряд инициации, дальнейшую эволюцию мужского сознания. Трансформация, которой подвергается мужчина в ходе сражения с драконом, включает перемену в его отношении к женщине, символически выраженную в освобождении пленницы из-под власти дракона. Другими словами, женский образ высвобождается из объятий Ужасной Матери — процесс, известный в аналитической психологии как кристаллизация анимы из архетипа матери. За союзом юного сына с Великой Матерью следует фаза развития, в которой зрелый мужчина объединяется с женщиной своего возраста и типа в hieros gamos. Только сейчас он достаточно зрел для того, чтобы реализовать себя. Он больше не инструмент превосходящей его Матери Земли10, а, подобно отцу, принимает на себя заботу и ответственность за своё потомство и, установив постоянные взаимоотношения с женщиной, основывает семью как ядро всей патриархальной культуры, а позже — династию и государство. [2]

В конце XIX, начале XX века коммунистические идеи и соответствующая им инфантильно-архаическая психология получили массовое распространение. Особенно в России. Выступив в качестве героя, РКП(б) бросила вызов "дракону" — буржуазно-монархической России,  —  провозгласив своей целью освобождение пролетариата и крестьянства от гнёта правящих классов, — в символическом виде это как раз и означает освобождение пленницы от власти дракона. После победы над российским "драконом" был заключён священный брак "героя" с освобождённой "пленницей", иначе, — союз РКП(б) с пролетариатом и крестьянством в форме советской власти, — и образование царства, то есть социалистического государства (1922)  во главе с коммунистической династией. Это ли не материализация мифа о герое?

Следование мифу само по себе не является патологией. Миф психологически обусловлен. Это объективная данность, поскольку душа человека говорит языком мифа, независимо от его воли. Патология возникает в случае категорического отрицания мифа. В этом случае душа человека лишается своего естественного языка и бессознательное поневоле становится в жёскую оппозицию к сознанию. Энергия бессознательного больше не находит естественного выхода в мифологических образах и начинает накапливаться в его глубинах. Это нарушает функционирование психики: энергия бессознательного начинает выплёскиваться спонтанно, что приводит к невротическим аффективным состояниям. В социальном аспекте это проявляется в бунтах, восстаниях, революциях, массовых репрессиях, войнах.

Когда коммунисты говорят о материалистическом понимании истории, то разумеют под этим «целостное объяснение» всего исторического процесса с точки зрения учения Маркса о смене общественно-экономических формаций и учения о классовой борьбе в духе материалистического решения основного вопроса философии. При этом непонятно, по каким соображениям (эстетическим, или принципиальным?) революционеры-классики подчёркнуто сближают понятия «народ» и «материя»11, используя в отношении народа термин «масса».  Например, в «Манифесте коммунистической партии» читаем: «На (первоначальной) ступени рабочие образуют рассеянную по всей стране и раздробленную конкуренцией массу. Сплочение рабочих масс пока является ещё не следствием их собственного объединения, а лишь следствием объединения буржуазии <...> Но с развитием промышленности пролетариат не только возрастает численно; он скопляется в большие массы, сила его растёт, и он все более её ощущает.» Перед нами словно развёртывается процесс роста и самоорганизации (живой) материи. Тем не менее, самоорганизации, как видно, недостаточно, поскольку далее в «Манифесте» говорится: «Ближайшая цель коммунистов <...>: формирование (от нем. formieren, - формировать) пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти.»
Рассмотрим следующую таблицу.12

Tabl_1
Таблица 1.

В таблице слева воспроизведены этапы социальной революции, а справа — этапы развития атеистического материалистического сознания. Мы видим полную корреляцию. Что отсюда следует? Революция в Космосе происходила, конечно, в душах людей и была связана с кризисом религиозного сознания. Кризис развивался постепенно и очень медленно, на протяжении нескольких столетий. Вряд ли этот процесс ясно осознавался. Но то, что не сознаётся, проецируется вовне. На основании таблицы 1 можно предположить, что встревоженное бессознательное людей, теряющих веру, проецировалось вовне и принимало форму социального протеста. Это только гипотеза, но она хорошо объясняет то странное и до сих пор не осмысленное явление, почему массовые радикальные революционные движения происходили только в странах, переживающих период перехода от феодальных отношений к капиталистическим, — в странах развитого капитализма таких движений не было.13 Маркс столкнулся с феноменом революционного движения на его пике, но принял этот пик за начало процесса. Ему казалось, что социальная борьба будет усиливаться, пока буржуазия не будет повержена. Этого не случилось. Он ошибся в природе явления и поэтому неверно спрогнозировал его развитие. То, что он принял за независимое явление было лишь производное скрытого процесса. Острая социальная борьба, принявшая столь всеобщий характер, была внешним проявлением кризиса религиозного сознания. Параллель между «народными массами» и «материей», а также правящими классами и Богом, представленная таблицей 1, ясно на это указывает.

Слово «масса» характеризует количество вещества в материи. В словаре читаем: масса (от др.-греч. μάζα) - кусок теста. Тесто можно формировать, из него можно лепить. Адам был вылеплен из глины и затем оживлён дыханием Бога. Формирование пролетариата в класс и его «политическое просвещение» с целью пробуждения его классового сознания вызывает по ассоциации образ животворящего Бога, формирующего из глины тело Адама и вдыхающего в него душу.

Впрочем, не только Бога.

В еврейских фольклорных преданиях, связанных с влиянием каббалы, существует пражское предание о глиняном великане големе (ивр. ‏גולם‏‎‎‎, — комок, неготовое, неоформленное), который был вылеплен из глины и оживлён именем Бога. Голема якобы создал раввин Лёв Махараль (1512-1609) для защиты еврейского народа, оживив его тем, что вложил в его уста шем с именем Бога. В конце концов голем взбунтовался, и рабби его уничтожил. В каббалистике существовал рецепт создания голема. Чтобы сделать голема, надо вылепить из красной глины человеческую фигуру; фигура эта должна иметь рост 10-летнего ребёнка. Оживляется она либо именем Бога, либо словом «жизнь», написанным на её лбу. Голем не способен к речи и не обладает душой человека, уподобляясь Адаму до получения «дыхания жизней». Голем быстро растёт и скоро достигает исполинского роста и нечеловеческой мощи. Он послушно исполняет любую порученную ему работу. [3]

s72168778

С другой стороны, в алхимических средневековых трактатах упоминаются рецепты создания маленького человечка — гомункула. Вот отрывок из одного арабского текста, датируемого 5-10 вв. и известого под названием "Книга о корове". «Тебе понадобятся человеческое семя, корова, кровь (животного). Возьми корову и оплодотвори её. Гениталии смажь кровью, и корми корову кровью, пока не родит бесформенную субстанцию (комок). Положи эту субстанцию в порошок из солнечного камня, магнита, серы, сульфата железа и сока белой ивы. Когда вокруг пузырька начнёт формироваться человеческая кожа, помести её в большой сосуд или свинцовый контейнер на три дня. После этого корми это существо кровью его обезглавленной матери (коровы). По истечении 40 дней получишь гомункула.» (ред. Illiquidum). Говорят, что Парацельс имел свой рецепт создания гомункула.

Аналитическая психология исходит из представления, что алхимики, занимаясь поисками философского камня, или попытками создания гомункула, проецировали в материю свои психические содержания, иначе говоря, вмысливали в материю то, что было в бессознательной части их человеческой психики. Когда алхимик всматривался в материю, как в тёмное зеркало, он видел там отражение, которое он принимал за образ, имманентный самой материи, но это было отражение бессознательной части его собственной человеческой души. Образы имеют видимые очертания, они суть символы и имена. Эти образы породили особый алхимический язык. Фундаментальное открытие Герберта Зильберера и Карла Юнга состояло в том, что они поняли, что этот образный язык служит языком бессознательного и определённым образом интерпретировали смысл алхимических посланий. Как всякие люди, алхимики стремились реализовать потенциальные человеческие возможности и достичь наиболее полной человеческой реализации. В религиозном контексте это означало, что алхимики стремились отыскать Богочеловека в глубинах своей psyche. Алхимическими символами реализации этой задачи, иначе, - достижения  человеческой целостности, - являются философский камень и гомункул.  Существует мнение, что известный алхимический трактат «Aurora consurgens» принадлежит Фоме Аквинскому, который пытался облечь алхимическую символику в христианскую догматику. Но, надо думать, были и другие алхимики, которые исходили из примата материи. Тем самым, их творчество вольно, или невольно приобретало черты чёрной магии. Сотворение гомункула, или голема восходит к мифу о сотворении Адама. В своём стремлении создать человекоподобное существо алхимики и каббалисты сознательно подражали Творцу. Но были и другие тенденции. Увлечение чисто технической стороной алхимического делания  вело к тому, что алхимик поступал уже не по образу и подобию Бога, но в своём стремлении создать маленького человечка скатывался к самым отвратительным формам низменного материализма, подобно тем, какие описаны в «Книге о корове». От этой опасности предостерегат алхимиков Ричард Английский, отвергающий всю мерзость, что избрали  алхимики для своей работы, как-то: яичную скорлупу, волосы, кровь рыжего человека, василисков, червей, травы и человеческие фекалии. "Что человек посеет, то и пожнёт. Если посеет мерзость, то получит мерзость. <...> Вернитесь, собратья на путь истинный, на котором вы не искушены <...>"

 Полубессознательное14 отождествление материи с народными массами, равно как и выявленные в деятельности революционеров мифологические мотивы (средневековые сюжеты по созданию искусственного человека) означают, что революционер в своей социальной практике бессознательно отождествлял себя посредством психической проекции с древним магом, с  каббалистом, или аллхимиком. Механизм этого явления не вполне ясен, но по-видимому, речь идёт о переносе. Революционер выступал в отношении бунтующих народных масс в роли деятельного субъекта, можно сказать, в какой-то степени в роли психотерапевта, формирующего психологическую установку на социальную борьбу. И подобно психотерапевту он подвергался воздействию коллективного бессознательного своего пациента, в данном случае, народа. Конфликты народной жизни и бессознательное народа, в том числе  кризис веры, проецировались на революционера и с одной стороны транслировались им в социальную борьбу, но с другой стороны он сам вследствие переноса становился объектом психологического воздействия, его захватывала массовая психология. И эта массовая психология делала его... Отцом. Коллективное бессознательное революционера отзывалось на этот призыв и из глубин его собственного бессознательного в ответ всплывали древние архетипы, овладевая его психикой. В частности, это был библейский миф о сотворении человека и его средневековые формы. Тем самым, миф обретал кровь и плоть помимо воли и сознания революционера.   Формирование пролетарских масс в класс и последующее выращивание коммунистического человека, - это мифологема, которая имеет свою параллель в легендах о големе и в средневековых алхимических трактатах о гомункуле. Построение коммунизма и воспитание коммунистического человека в символическом виде предстаёт в форме алхимического процесса. В процессе осуществления своей цели революционеры лишь смутно угадывали стоящий за их действиями миф, но, если им на миг и приоткрывался мифический характер их действий, то они гнали от себя эти мысли, как наваждение, как бред. Стоит ли удивляться подобному поведению человека, отрицающего миф? В большинстве своём люди до сих пор не знают, что отрицание мифа порождает его отчуждённую форму: тот, кто отрицает миф, следует ему бессознательно. Зная это, впору повторить вслед за за одним из персонажей Достоевского: «Если Бога нет, то это ещё не значит, что чёрта нет»15. Я совсем не хочу сказать, что революционеры не искали добра, правды и справедливости, что они не боролись со злом, как они это понимали. Как всякие люди, они искали человеческую целостность, чтобы потенциальные человеческие возможности получили бы наиболее полное воплощение. Но они исходили из весьма специфического понимания добра, правды и справедливости в духе классовой ненависти и учения о революционном насилии.

__________________________________
1 Что, конечно, не может не сказаться на жизненных обстоятельствах. Белутти, подруга Женни, жены Маркса, посетившая Марксов в Англии в первые годы эмиграции, в 1853 году, пишет: «С дрожью в голосе она (Женни) рассказывала о своём изгнании из родной страны, о разлуке с одинокой старухой-матерью, о бегстве в Бельгию и высылке оттуда, о бегстве во Францию, из которой она вновь была изгнана… О том, как она каждый раз была вынуждена, как Агасфер, в 48 часов по бесчеловечному приказу вместе с мужем и детьми бросать свой дом и скарб, пока, наконец, после долгих странствий они не пристали к берегам Англии. Однако и здесь эти несчастные, но гордые духом люди испили до дна чашу горя и нужды. Им жилось очень тяжело, они голодали в буквальном смысле слова, голодали вместе с детьми». Условия эмигрантской жизни были крайне тяжелы. Маркс с семьёй жил исключительно за счёт постоянной финансовой поддержки Энгельса, небольших наследств от родственников и случайных заработков от написания статей в газеты.

2 Напомню, что Маркс так и не закончил 2 и 3 тома  "Капитала".

3 У Маркса совершенно особый, образный язык. Читатель может оценить, следующее высказывание Маркса по поводу религии: «Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа.»

4 См. ниже.

5 Судя по всему, при жизни Маркса его идеи не были востребованы в достаточной степени. В 1864 году Маркс организовал «Международную рабочую ассоциацию» (позднее была переименована в Первый Интернационал) — первую массовую международную организацию рабочего класса (секции этого товарищества были образованы в некоторых странах Европы и в США). В 1872 году, после разгрома Парижской коммуны и в условиях нарастающей реакции, Первый Интернационал переехал в Нью-Йорк, однако 4 года спустя в 1876 году он был распущен на Филадельфийской конференции. Все попытки восстановления организации на протяжении последующих 5 лет не увенчались успехом. Второй Интернационал был создан уже после смерти Маркса.

6 Революционная идеология послужила инструментом геополитики. Запад усвоил этот урок и изобрёл в ответ «цветные революции».

7 Отсюда теоретические ошибки.

8   Этот афоризм Маркса интересно сопоставить с афоризмом Ницше: «Всё, что имеет ценность для всех, не имеет ценности по определению».

9   «Манифест коммунистической партии».

10 Ср. выражение подземные силы в приведённом выше отрывке из «Манифеста».

11  Марксисты не оригинальны в сближении слова «народ» и «масса». Например, при большом наплыве людей часто говорят: «масса народа». Это указывает на архаический характер такого сближения.

12 Эта таблица выражает собой  научность  исторического материализма.  Любой психолог скажет, что здесь мы имеем дело с проекцией.

13 Так, например, революция 1918-1919 гг. в Германии  не отличалась ни массовостью, ни радикальностю. К тому времени психологические предпосылки революций, связанные с кризисом веры, в Европе миновали свой пик и действовали на излёте. Кризис веры терял свою остроту, и революционные движения сходили на нет. Другое дело - Россия, где кризис веры принял латентную форму и несколько отставал по времени от подобного явления в Европе. В конце 19-го, начале 20-го века Россия внешне всё еще религиозная страна.

14 Полубессознательное, поскольку революционеры не могли не видеть отождествления народных масс и материи.  Им, как материалистам импонировал такой взгляд. Но делали это отождествление, исходя из эстетических,  или методологических  соображений. Естественно, от них ускользал мифологический аспект.

15 В оригинале:"И наконец, если доказан черт, то еще неизвестно, доказан ли Бог? " (Ф.М.Достоевский. "Братья Карамазовы". Часть четвертая. Глава IX.)

ИСТОЧНИКИ

1. Юнг К.Г. Психологические типы. - Минск, Харвест, 2003.

2. Нойманн Э. Происхождение и развитие сознания (в гл. Миф о трансформации. Пленница и сокровище).

3. Мифологический словарь. Энциклопедия. Т.1, - М. Советская Энциклопедия, 1991.


Начало

Продолжение
Tags: Атеизм, История, Коммунизм, Психология, Россия, Социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Journal