illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

О русском национальном характере

Приведу два примера без комментариев. «"Креститель Аляски", священник Иван Вениаминов (после принятия схимы и посмертной канонизации ныне известный как святой Иннокентий) был не только богословом, но и прекрасным лингвистом и этнографом. Он изучил алеутский язык и перевёл на него тексты православного богослужения. Он и его сподвижники разработали алфавиты для нескольких туземных (эскимосских и индейских) языков, опубликовали серьёзные труды по этнографии Аляски, подготовили священнослужителей из числа местных жителей. До сих пор на Аляске расположено более 80 алеутских и индейских православных общин.»
         
Другой пример. «Екатерина Ивановна (Невельская, жена известного исследователя Дальнего Востока, адмирала Г.И.Невельского), когда ехала из России к мужу, сделала верхом 1100 вёрст в 23 дня, будучи больною, по топким болотам и диким гористым тайгам и ледникам охотского тракта. Самый даровитый сподвижник Невельского Н.К.Бошняк, открывший Императорскую гавань, когда ему было ещё 20 лет, «мечтатель и дитя», — так называет его один из сослуживцев, — рассказывает в своих записках: «На транспорте «Байкал» мы все вместе перешли Аян и там пересели на слабый барк «Шелехов» . Когда барк стал тонуть, никто не мог уговорить г-жу Невельскую первою съехать на берег. «Командир и офицеры съезжают последними, — говорила она, — и я съеду с барка тогда, когда ни одной женщины и ребёнка не останется на судне». Так она и поступила. Между тем, барк уже лежал на боку...» Дальше Бошняк пишет, что часто находясь в обществе г-жи Невельской, он с товарищами не слыхал ни одной жалобы, или упрёка, — напротив, всегда замечалось в ней спокойное и гордое сознание того горького и высокого положения, которое предназначало ей Провидение. Она проводила зиму обыкновенно одна, так как мужчины были в командировках, в комнатах с 5° тепла. Когда в 1852 г. из Камчатки не пришли суда с провиантом, то все находились в более, чем отчаянном положении. Для грудных детей не было молока, больным не было свежей пищи, и несколько человек умерло от цинги. Невельская отдала свою единственную корову во всеобщее распоряжение; всё, что было свежего, поступало в общую пользу. Обращалась она с туземцами просто и с таким вниманием, что это замечалось даже неотёсанным дикарями. А ей тогда было 19 лет» (Лейт. Бошняк, Экспедиция в приамурском крае - «Морской сборник», 1859, 2). Об её обращении с гиляками упоминает и её муж в своих записках. «Екатерина Ивановна, — пишет он, — усаживала их (гиляков) в кружок на пол, около большой чашки с кашей или чаем, в единственной бывшей во флигеле у нас комнате, служившей и залом, и гостиной, и столовой. Они, наслаждаясь подобным угощением, весьма часто трепали хозяйку по плечу, посылая её то за тамчи (табак), то за чаем.» ( Из заметок А.П.Чехова об острове Сахалин)

Tags: История России, Россия, Русский национальный характер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments