illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Categories:

Скандал и неуважение

9 апреля 2021
Дмитрий Бавырин
В зал входят трое – сам Эрдоган, председатель Евросовета и глава Еврокомиссии, но стульев только два
Фото: Mustafa Kaya/Global Look Press

Беспрецедентный дипломатический скандал между Турцией и Евросоюзом. Главу Еврокомиссии Урсулу фон дер Ляйен унизили во время официального визита в Анкару, не предложив даже стула. «Диктатор», – кипятятся в ЕС, имея в виду президента Турции Эрдогана. Но зачем турецкому лидеру такое беспардонное хамство?

Эти кадры облетели весь мир. В зал, подготовленный для переговоров между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и руководством Евросоюза, входят трое – сам Эрдоган, председатель Евросовета Шарль Мишель и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, но стульев всего два. Эрдоган как ни в чем не бывало садится на свое место у турецкого флага, второе, чуть поколебавшись, занимает Мишель, а Ляйен вынуждена сиротливо примоститься на диванчике напротив главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу. Скандал и неуважение.

Формально председатель Европейского совета, куда входят главы государств и правительств стран ЕС, верховный представитель Брюсселя на международной арене, но полномочий у него немного. К нему турецкий султан решил относиться как к равному.

Председатель Еврокомиссии – что-то вроде главы правительства в парламентской республике и обладает существенными полномочиями, так что кто в этой паре европейских гостей главный – вопрос дискуссионный. Эрдоган все это прекрасно знает, но желание унизить Урсулу фон дер Ляйен оказалось сильнее.

Мишель, будучи в первую очередь дипломатом, постарался сгладить ситуацию, назвал произошедшее «протокольной оплошностью» и «вызывающей сожаление ситуацией», упомянув «стремление» принимающей стороны «сделать все правильно». Однако сама турецкая сторона каких-либо ошибок за собой не признает.

«Мы не в первый раз принимаем иностранных гостей, и традиционное турецкое гостеприимство известно во всем мире. На этой встрече все было согласно принятым международным правилам и обычному протоколу», – отрезал Чавушоглу, реагируя на скандал.

К тому моменту премьер-министр Италии Марио Драги, заступаясь за Урсулу фон дер Ляйен, уже успел назвать Эрдогана диктатором. Он явно не верит в случайность произошедшего, и он, скорее всего, прав. Протокольные службы прорабатывают такие ситуации вплоть до мелочей. Будь это оплошностью, до путешествия по Анкаре в чане с нечистотами дело бы, конечно, не дошло, но и мало бы виновнику произошедшего не показалось – нрав у Эрдогана крутой. Следовательно, произошедшее было его личной инициативой.

Может показаться, будто это месть Эрдогана за то, что Турцию уже больше 20 лет (или 34 года, если считать с момента подачи заявки) маринуют в предбаннике Евросоюза. Формально переговоры о вступлении Анкары в ЕС идут до сих пор, и обеим сторонам очевидно, что к успеху они не придут. В первую очередь это не нужно самому Эрдогану.

Президент-султан претендует ни много ни мало на роль лидера в исламском и тюркском мирах, а также на восстановление Османской империи, пусть и не в рамках одной страны, но так, чтобы ее осколки – ныне независимые государства – зависели от Анкары, были полностью к ней лояльны или даже находились под турецкой оккупацией, как часть Сирии. Как-то себя ограничивать и делиться полномочиями с еврочиновниками султан не будет, но и завершать бесперспективные переговоры ему не с руки.

Когда-то (уже очень давно) Эрдоган был главным сторонником вступления в ЕС и давал на этот счет разнообразные обещания, о которых проще забыть, чем взять их назад. С тех пор его электорат значительно изменился – исламистская глубинка во всем поддерживает султана, а вестернизированные города (в первую очередь Стамбул, где Эрдоган когда-то был мэром) скорее согласны с Марио Драги, но значительная часть избирателей по-прежнему хочет в ЕС – и президент-султан это учитывает.

В свою очередь Евросоюз не выходит из переговоров из-за стратегии по «удерживанию Турции на Западе». Понимая их безжизненность и осознавая, что противников расширения за счет Турции в ЕС в разы больше, чем сторонников, Брюссель тем не менее верит, что когда-нибудь турецкий осел опять потянется за морковкой, которая висит на леске перед его носом.

Поэтому создается впечатление, что Эрдоган мстит не столько даже Еврокомиссии, сколько лично Урсуле фон дер Ляйен. В отличие от Мишеля, она регулярно критикует Турцию (а значит, и ее султана) за милитаризм, нарушение прав человека и вмешательство в дела третьих стран (в том числе и военное).

Однако их отношения испортились гораздо раньше. Фон дер Ляйен считается креатурой и чуть ли не подругой канцлера ФРГ Ангелы Меркель – она возглавляла министерство обороны ФРГ в двух ее правительствах. Именно на этот период пришлось резкое (по выражению некоторых немецких политиков – «фатальное») ухудшение отношений между Анкарой и Берлином, в чем нынешняя глава ЕК приняла заметное участие. Например, она отказала Турции в нескольких оружейных контрактах, опасаясь, что это оружие в конце концов окажется в руках протурецких боевиков в Сирии. В ответ Эрдоган выгнал немцев с военно-воздушной базы «Инджирлик».

Тот накал, с которым фон дер Ляйен критикует Эрдогана, показывает, что прежних обид она не забыла. Эрдоган тем более – он никогда ничего не забывает и никому ничего не прощает. Отсюда и казус со стульями: султан демонстративно указал главе Еврокомиссии (а к ней у многих турок, поддавшихся эрдогановой пропаганде, теперь уже личные претензии) на ее место во втором ряду, а заодно потрафил мировоззрению исламистов.

Сам Эрдоган в этом смысле вполне вестернизирован, но более консервативной части его электората и сторонникам султанской власти за пределами Турции вся «третья волна феминизма» поперек горла стоит.

Но главный вопрос в связи со всей этой ситуации не в том, почему Эрдоган так поступил, а в том, что ему теперь за это будет. Ответ простой – ничего не будет, и он это прекрасно понимает.

Султану ничего не было за выходки и похлеще – со стрельбой и трупами, однако в его руках находится мощнейший рычаг давления на Евросоюз, потому бельгиец Мишель перед ним и расшаркивается. На территории Турции расположены лагеря для беженцев с Ближнего Востока – по договоренности с ЕС, который за это платит. Если Эрдоган решит открыть для них границы, Европа получит миграционный кризис, сопоставимый с тем, что происходит сейчас в США, и подобный тому, который она сама пережила на пике войны в Сирии. Повторять этот опыт Брюссель и Берлин не хотят, тем более что он неизбежно вызовет второй всплеск популярности евроскептиков.

Это открывает султану широкий простор для того, чтобы веселиться на грани фола и унижать своих обидчиков. И он, разумеется, продолжит. По мнению ряда европейских аналитиков, у Эрдогана в буквальном смысле снесло крышу от власти и амбиций, с каждым годом сюрпризов от него будет все больше, но образумить его просто некому.

Что там стул, что там Урсула. Ему сошла с рук даже война в Нагорном Карабахе.

Источник
9 апреля 2021, 17:00
Фото: Mustafa Kaya/Global Look Press
Текст: Дмитрий Бавырин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments