illiquidum (illiquidum) wrote,
illiquidum
illiquidum

Category:

Комментарий к опросу ВЦИОМА

2 августа
Сергей Шелин


Можно гадать, какова цель выступления ВЦИОМа — подтвердить
начальству, что у него все идет отлично, или посеять панику среди
недовольных. Но вышло странно.




Если судить по форме, то сенсационный документ
Всероссийского центра изучения общественного мнения — это спешно
проведенный (29-30 июля) и стремительно опубликованный (2 августа) опрос
москвичей (800 человек) и жителей других городов (1600 человек),
посвященный уличным событиям в столице в прошлую субботу. Если же по
существу, то назову это азартным политическим памфлетом, изложение
которого, не сомневаюсь, сегодня же польется изо всех рупоров.
Разобраться в сути этого воззвания несложно. Но считаю полезным просто
пройти по пунктам. Точнее, по заданным ВЦИОМом вопросам. Их всего
четыре.

1. Про то, следовало ли отказывать в регистрации независимым кандидатам в Мосгордуму,
что и вывело тысячи москвичей на улицы.

Перед тем, как спросить, ВЦИОМ подробнейшим образом разъясняет своим
собеседникам, что для участия в выборах надо было собрать подписи. Что
вслед за этим «Московская городская избирательная комиссия признала
часть подписей недействительными». Что было отказано таким-то и
таким-то. И, наконец, формулирует сам вопрос. Вчитайтесь.

«Одни считают, что избирательная комиссия в этой ситуации должна
действовать в соответствии с законом и отказать в регистрации
кандидатам, допустившим нарушения при сборе подписей. Другие считают,
что, несмотря на нарушения, избирательная комиссия должна была
зарегистрировать всех кандидатов»
.

Еще не закончились разбирательства о достоверности-недостоверности
собранных подписей, но опросная служба и без того знает, кто честный
законник, а кто бесстыжий беззаконник, и напоминает гражданам, что пора
сделать между ними выбор.

Вы удивитесь, но даже после этой артподготовки всего 54% москвичей
встали на сторону законно действующего Мосгоризбиркома, а 29% опрошенных
имели дерзость принять сторону кандидатов, хотя им, кажется, ясно
разъяснили, что эти люди — нарушители. Вот, как выясняется, сколько в
столице людей, не умеющих отличить добро от зла. Остальным россиянам
вопрос не задавался — видимо, чтобы не вводить их в искушение.

2. Вопрос, заданный с целью узнать осведомленность наших граждан об акции,
состоявшейся в Москве в прошлую субботу.

Осведомленность оказалась очень приличной в столице (83% «хорошо знают»
или хотя бы «что-то слышали») и довольно умеренной в других краях
(осведомленных в общей сложности 59%, из которых «хорошо знающих» —
13%).

3. Вопрос, с виду бесхитростный, а на самом деле подготавливающий публику к
финальному прыжку: «Исходя
из того, что Вы знаете, слышали, скажите, это была согласованная с
властями, то есть разрешенная акция, или несанкционированная,
неразрешенная?»


Задумано, видимо, что люди не заметят, как язык формально действующих
законов и Конституции (по которым власти уполномочены согласовывать, но
не могут разрешать или запрещать мирные акции) подменяется обиходным
языком начальства, которое и на словах, и на деле именно запрещает или
разрешает.

Поставленные ВЦИОМом не в конституционные, а в начальственные
координаты, большинство москвичей (58%) волей-неволей выбрали вариант
«несогласованная, неразрешенная», но 42% из них все-таки либо определили
ее как «согласованную, разрешенную» (7%), либо, чаще (35%), отказались
отвечать на сформулированный так своеобразно вопрос. Для отчетности
вроде бы вышло хорошо, а по существу единодушия опять зафиксировать не
удалось.

Что же до России в целом, то уклонившиеся от ответа даже и оказались в большинстве (51%).

4. Финал-апофеоз. Респондент сочтен достаточно подготовленным и его, наконец, спрашивают: «27 июля
в Москве состоялась несанкционированная акция протеста. Вы согласны или
не согласны с мнением, что в подобных ситуациях власть должна
действовать в соответствии с законом, даже если приходится применять
жесткие меры?»

Доверия к отвечающим, как видим, все равно нет. Акция с казенным
упорством аттестована как «несанкционированная»; «действия в
соответствии с законом» не расшифрованы, и какой именно закон имеется в
виду, респондент должен догадаться сам; о «жестких мерах» говорится
между прочим, как о некоем крайнем случае и совершенно без намеков на
массовые свинчивания и уголовные дела о заговоре.

Если коротко, то спрашивали явно не о том, что произошло на самом деле.
Но расклады ответов, видимо, признаваемые, наконец, пригодными для
рапортов (по Москве — 61% согласных к 26% несогласных, по России — 69% к
23%), говорят только о том, что даже и целенаправленно сбиваемые с
толку люди все равно не встают стеной против протестующих.

Не знаю, кому адресован этот опросный памфлет — руководящему составу,
чтобы не смущался происходящим, или всем недовольным, чтобы
почувствовали себя в изоляции. Но от спокойной уверенности в своей
правоте и силе такие вещи не делают.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments